21:45 

vol176. О Боге

21 декабря 2013
Мне было 17, я был счастлив, холост и беден,
Я постился, не пропускал ни одну из недельных молебен.
Я не крал, не ругался с мамой, редко пил водку,
Не искал приключений, не рвал в спорах глотку.
Все что было - земля, моя мать, что уже умирала,
И сестра. А вот ей было мира, видимо, мало.
Она только цвести начинала, но было видать,
Что хотя б красоту всего мира смогла подарить ей мать.
Ибо больше ей нечего было дарить.
А сестра, конечно, умела ее и за этот подарок любить.
"Я хочу балериной быть, танцевать, с каждым днем
На большой и красивой сцене все больше перед Царем.
Я хочу покорить его сердце, сказать
Жестом танца то, что словами не передать."
Ей мечталось об этом каждую ночь.
И во сне снились па, пируэты, батманы и проч.
Ей хотелось попробовать все. Однажды
Захотела она испытать чувство алкоголической жажды.
Я, как истинный брат, разрешил только так, чтоб тихо,
Чтобы мама не знала, чтоб никто ничего не слышал.
И чуть-чуть. И со мной, чтобы был контроль.
Я как-то увлекся, и ее увлек за собой.
А наутро проснулся - заплакал и тихо ушел:
Сестра рядом со мной нагим тоже спала голышом
Вся во рвоте и кое-где в белых мазках.
Я собрался и вышел. Я был в шортах и синих носках.
Через месяц-другой я вернулся, я был не похож
Ни на себя, ни на любую из местных рож,
Ни пьяных, ни трезвых, ни собак, ни других зверей.
Я был страшнее змея, но и бабочки был слабей.
Я смотрел сквозь стекло в опустевший мой бывший дом.
Мать ушла пару дней назад - еще вещи ее были в нем.
Я ночами сидел и смотрел, кто зайдет в мой склеп,
Но сестра, будто, тоже ушла за матерью вслед.
Я нашел ее только через неделю почти -
Она за селом кричала от боли и ярости.
Била себя в живот, что надулся, как маленький шар,
И кричала, кричала, кричала... Я весь дрожал.
Я хотел подойти, но не в силах был сделать и шаг.
Я не брат ей больше. Не брат. Я - враг.

Я ушел и скитался по свету без счета дней.
У кого-то нашел траву, у кого-то - ночлег, притворившись, что гей.
Но я каждую ночь во снах видел лишь балерин,
На одно лицо всех. Просто так, без сцен, комнат, равнин.
Они прыгали, грацией глас заменив,
Я глотал слезы боли, обпекая места, где загнил.
Но однажды в то место, где я ночевал -
То был город, чье названье я даже не знал, -
Приезжал с концертом балет, что затем ехал к Царю
Демонстрировать нежность, величие и уникальность свою.
Я пошел - что терять мне теперь? -
Посмотреть на мечту, что стучалась не в нашу дверь.
Безразличием алкогольным обдавая зал,
Я, простите за мой французский, сидел и втыкал.
Но тогда - это был только миг - я узнал
Средь девчонок на сцене одну, что когда-то видал.
Утром - в кухне, а вечером - на крыльце:
Танцевала и прыгала, правда, как будто в яйце -
Неуклюжа была, но юна и красива так,
Что все звезды казались скинутыми в грязный мусорный бак.
Конец выступления я ждал, как пришествия святого огня,
Хоть уже толпа верующих в Бога давно была без меня.
Между каретами, куда садили принцесс,
И выходом со "сцены" не было много мест,
Чтоб уместиться толпе из восьми-девяти друзей.
Но места хватило, чтоб узнать облик "той самой, моей".
К сожалению, больше моей она не была.
Но ее красота затмить все мои мысли и боли могла.
Она словно сияла, идя с пером в голове,
Где мальчишки босые гоняют по утренней мокрой траве.
И любой бы подумал: "Спасибо Богу,
Что не дал ей пропасть, что послал ей счастья так много,
Как ей бы хватило", но только не я.
Я не верил в него, как давно уж не верил в себя.
"Ты должна была сдохнуть на камне у старой плиты,
Где схоронена та, что вынесла в этот свет такого, как я, и такую, как ты.
Ты брюхатой была от нечистого пьяного акта,
Ты курила траву и ходила со всеми за хаты,
Чтоб добыть себе в рот что-нибудь, кроме части мужчин.
А теперь ты - принцесса, идешь к царю один-на-один?
Не бывает, не может, я - враг, а не брат. Так давно
Говорил я себе, так теперь у нас заведено."
- Ты искала меня? - Я схватил ее и потащил
За ту сцену, где только что сладила щи.
- Ты искала меня? - Я зажал сестре рот рукой,
Но она не кричала - молчала, пока я говорил сам с собой.
- Ты сегодня на сцене танцевала, как ангел с небесной трубой,
Красивее тебя нет ни на этой планете, ни на любой другой.
Ты сильна и умела, раз столько смогла забыть
И простить того, кого когда-то умела любить.
Нет, не плачь, я хочу, чтобы этот момент, ну, послушай,
Был одним из счастливейших в жизни твоей. Свет потушен.
Уезжаешь сейчас. - Я достал нож. - Итак.
Я не брат твой. Не брат. Я - враг.

Я стою на краю эшафота и кричу все толпе.
То, что долгие годы старело во мне. На тропе
Не играются дети, не бегают в мокрой росе.
Может, потому что утро, а, может, я - причина затишья для всех.
- Замолчите, проклятые! Не называйте это дурацкое имя!
Его нет! Не поможет ни вам, ни мне, ни тогда, ни отныне. -
Я последний свой вздох сделал, падая на метр вниз,
И исполнил шепотом свой последний каприз.
- Почему, почему он кричит так, что Бога нет?
- Ибо Бог умер, когда мне было 17 лет.
_______________________________________________________

Вдохновение пришло отсюда:
Я встретился с Богом впервые в штате Висконсин, в начале осени,
Он много смеялся, курил, говорил, что Его, дескать, тоже бросили,
Говорил, не волнуйся, прорвемся, где наша не пропадала,
Я запомнил тогда глаза Его, цвета горечи и сандала.

Потом Он исчез - я не слышал о Нем года три, поменял два дома,
В третьем как-то подзадержался - авария, месяц глубокой комы,
Он появился в моей палате, как должное, принес цветы,
Ты, говорил, не умрешь в этот раз. Не ты.

После мы вместе пробыли шестнадцать месяцев, исколесили полмира,
Он говорил без умолку, рвал газеты, ругался, что люди творят кумира
Из каждого. Потом подолгу молчал, смолил за одной одну,
И, кажется, медленно шел ко дну.

Как-то расстались бездарно, Он вышел за сигаретами, а я - в Мадрид,
Тогда мне хотелось спрятаться, забыть, наконец, что и где у меня болит,
Там и пересеклись в предпоследний раз, я сразу Его узнал
Он был...Ну, Он был Богом. Где были мои глаза?

Такой получился расклад - Он стоит, прячет улыбку свою в ладонь,
Говорит "Мы давно не виделись, здравствуй, мой друг". Создает огонь
И прикуривает - как будто мы снова идем слушать новый рок,
Как будто и не было ничего. Будто бы Он - не Бог.

А я молчу, как последний дурак, сигарету изжевываю, покрываюсь потом,
Что мне сказать Ему, что бы не вышло вычурно, не лебезить, проявить заботу,
"Здравствуй"-, мой голос срывается. Он хохочет, берет меня за плечо,
И через месяц уходит, прощаясь - "Увидимся мы еще".

Больше не виделись. Я не молюсь, не соблюдаю пост, не посещаю храм,
Я в Его честь курю, слушаю старый джаз, пью коньяк, хожу по Его следам,
И не тоскую совсем. Мне говорят, что сошел с ума, что совсем чудак -
Но Он мне сказал - мы встретимся. Будет так.

@темы: потуги

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

i want to make attemp u :D

главная